antoninacrane.ru

***

— Дашь почитать? – Я заглянула Дахху через плечо.
— Я был бы счастлив сделать это, — друг улыбнулся и осторожно прикрыл рукавом страницы будущей энциклопедии. – Но как и всякий молодой автор, я жажду отзывов. Если я дам тебе «Доронах», то потом буду бесконечно требовать комментариев. И тоскливо заглядывать в глаза при каждом удобном случае. А еще мне очень нужна будет похвала. И когда ты соврешь – а ты соврешь – похвалив мое сырое сочинение, я все пойму. И это разобьет мне сердце.
Так что я очень, очень, очень хочу дать его тебе. Но не могу, прости.
— Вау, — сказала я, — Вот это накал. Эм… Тогда пойдем за кофе?
— Пойдем, — грустно опустились плечи юного энциклопедиста.

antoninacrane.ru

Цвет 2017 года от института Pantone

Pantone (Пантон) — всемирно известная организация, признанный авторитет в области цвета и поставщик цветовых схем и передовых технологий точной передачи цвета для различных отраслей промышленности: печати, производства цветных красок, ткани и пластика, цифровых технологий, моды, архитектуры, дизайна интерьера. Во всем мире Pantone является своеобразным языком цвета, помогающим передавать сообщение по цепочке «дизайнер-производитель-продавец-покупатель».

Институт цвета Pantone (Pantone Color Institute) — исследовательский центр компании Pantone, занимающийся экспериментальной работой с цветом и его влиянием на различные отрасли (моду, полиграфию, дизайн интерьера, рекламу, кино и пр.). Признан во всем мире как ведущий источник информации о цвете.

Ежегодно Институт цвета Pantone проводит исследования, в результате которых компания представляет палитру самых актуальных оттенков предстоящего года, а также главный цвет года. Подобные прогнозы компания делает, основываясь на социальных и культурных изменениях в обществе, а также тенденциях использования того и иного оттенка в различных видах искусства и, в частности, в моде. Цвет года определяется после секретных встреч представителей различных национальных цветовых групп в одной из европейских столиц. Выбор комиссии Pantone публикуется в специальном руководстве Pantone View, которое приобретают дизайнеры, флористы и многие другие ориентированные на потребителя компании. Стоимость руководства составляет 750 долларов США.

На 2017 год Pantone выбрал для нас совершенно чудесный, как мне кажется, цвет 🙂
Тот, что царит в заголовке этого поста — волшебный, свежий, добрый GREENERY.


Моя профессиональная деятельность никак не связана с дизайном или декором, да и «фэшионисткой» меня при всем желании не назовешь — но все же я очень рада такому выбору 🙂 Как будто кто-то близкий выиграл Оскар, не иначе.

Если что, в прошлом году главными цветами были сразу два — serenity и rose quartz.


А в 2015 — марсала! Ее до сих пор везде полно (особенно в помадах и свадьбах) и, не знаю как вам, но меня уже подташнивает)))


Но вернемся к хорошему — 2017 будет овеян волшебством зеленого света.
Любоффффффф.

Гроза

На Шолох надвигалась гроза…
Воды Нейрис потемнели и приобрели пугающий свинцовый отблеск, образовавшиеся волны свирепо бились о гранитные берега, будто какой-то зверь, рассерженный на весь род людской. Злые молнии немилосердно кололи небосвод — пока еще вдали. Пусть и запаздывающий, но страшный грохот подгонял немногочисленных путников.
Я спешила к Дахху. Мой знающий толк в гармонии контрастов друг, выяснив прогноз погоды на сегодня, поспешил зазвать нас с Кадией к себе в пещеру. Ту самую знаменитую пещеру, которую он при помощи целой бригады магов выбил в скале неподалеку от садов Аутурни — а затем, побегав как следует по разным инстанциям с бумагами, приватизировал как частную собственность. Теперь пещера Дахху носит гордое прозвище «убежища поэта» и один-два раза в месяц служит романтическим пристанищем для хозяина, его смутных мыслей и верных друзей. Центр пещеры занимает огромный волшебный матрас с живыми рыбками внутри — дорогая и бессмысленная игрушка, требующая магии не только в момент создания, но и потом, в рамках поддержания формы. По углам высятся — а как же иначе? — книжные полки. Во вместительной корзине сложено множество меховых одеял, рядом покоится сундук с принадлежностями для разведения костра. У дальней стены скромно притаились бутылки с вином.

До пещеры оставалось недолго. Солнечный луч, отыкав лазейку в тучах, сумел пробить их толщу, и высветил изумрудную, чистую зелень листвы, блестящие камешки мостовой, громко квакающих лягушек на обочинах, но почти сразу же исчез. Воцарившаяся тьма была еще гуще и неприятнее, чем до того. Я поежилась и прибавила шаг, но от крупных, все учащающихся капель дождя вовремя укрыться не удалось — до пещеры я добежала с хлюпающими от воды ботинками и крайне непривлекательной прической…

antoninacrane.ru сказки

море

Если я не ошибаюсь, море в Москве появилось лет эдак пять назад.
Сначала все, конечно, ужасно обрадовались: никогда ничего такого не ждали, и тут вдруг счастье привалило.
Был январь. Город медленно отходил от рождественских праздников, и округлившиеся после «оливье» люди с трудом выкатывали на улицы. Внезапное появление моря посреди Тверской-Ямской вызвало бешеный ажиотаж.
Море, ясен пень, было замерзшим: ни одна уважающая себя вода, если она не кислотный дождь, оставаться жидкой при минус двадцати не будет. Горожане толпами валили на побережье и любовались уходящими вдаль льдами. Любовались самозабвенно, вплоть до полной потери чувствительности в пальцах. Продажи теплых носков и уггов росли. Continue reading

antoninacrane.ru

уныние VS радушие

Иногда что-то внутри меня переклинивает, и я начинаю остро чувствовать всю жестокость, бесчестность, уродливость мира. Куда ни глянь, обнаруживается грязь и пороки, а люди видятся искалеченными куклами, застрявшими в собственной замкнутости и эгоистичности. В такие моменты хочется закрыть уши руками и кричать, пока милостивая вселенная не поглотит тебя с потрохами.
Четко осознаешь, что, если б знал, что там впереди (и если б тебя кто-то спрашивал), то отказался бы рождаться. Зачем? Чтобы пройти через всю эту боль горящего мира и в итоге снова умереть? Никакого смысла, профессор, никакого смысла.
Я ненавижу такие моменты псевдо-прозрения. Когда возникают подобные ощущения, убеждающие тебя, что радость – иллюзия, надо как можно скорее покрыть их каким-нибудь хорошим козырем и отправить в «биту». Уныние – враг, а не истина в последней инстанции.  Просто карточный соперник, злобный оттого, что никто на него не обращает внимания, а потому играющий в очень агрессивной манере.
Что же такое хороший козырь в данном случае? Да что угодно из вещей, трогающих душу. Высокий голосок канарейки в окне у соседа, где белые тюлевые шторы танцуют на весеннем ветру весело и безрассудно. Возможность обнять друга и почувствовать, какие горячие у него уши. Найти пятнадцать свободных минут посреди дня и посвятить их чему-то, что так давно откладывал – сесть и написать пару строчек стихотворения, например. И вдруг почувствовать с ликованием, что ты тоже немножко бог, раз умеешь творить что-то из ничего. А лучше всего отправить уныние под стол кукарекать, как проигравшего, воспользовавшись всего одной – но таким мощной – картой: радушием.
Радушие – это акт, когда ты принимаешь кого-то таким, как он есть, и признаешь себе и всему миру, что вот человек, человек прекрасный, и я счастлива его существованию, и я хочу помочь, если есть чем, и хочу вместе восхвалить жизнь, потому что в небытие вряд ли можно встретить подобное тебе существо и весело посмеяться дуэтом, чувствую, как пляшут в воздушной гармонии вихри ваших душ. Чудо минутного единения осуществимо только тут, в нашем мозаичном мире. По ту стороны все либо едины, либо разобщены навеки. Понять, что ты не один. Вопреки всему. Вопреки всем костям, мышцам, жиру, коже, — вопреки всей этой оборонной крепости, окружающий сокровище наших душ, все-таки найти способ пригласить чужеземца в гости. И вместе полюбоваться кратким мигом заката с высоты зубчатых стен, а потом разойтись по домам, но все-таки знать, что способ существует.
Особенно нужно радушие тем, кого уныние измотала своими дурацкими играми. Кто уже погряз перед ним в долгах и не видит ничего дальше карточного стола. Приди и открой в темной комнате окна, приди и объяви, что время чая. В конце концов, просто сядь рядом и возьми за руку, — простое присутствие друга иногда совершенно меняет карточный расклад. …Все эти мысли, одновременно с душевным подъемом, вызвали у меня жгучий стыд.
Хорошо сидеть и рассуждать поутру на светлой кухне, постепенно оправляясь от мрачных сновидений и зная, что набирающий обороты день будет полон приятных событий, а кончится и вовсе балом – событие из ряда вон выходящее! А ведь там, в Лазарете, лежит мальчик, колючий настолько, насколько бывают одни только подростки.
И судя по всему, меня с моим радушием, задумай я явиться к нему без приглашения, он пошлет далеко и надолго, подбадриваемый мерзко хихикающим из-за плеча унынием. Но я, пожалуй, попробую.
Ни одна красивая идея и гроша ломаного не стоит, если не применять ее на практике.
Я подхватила со стола сумку с документами по делу о садовнике, взлохматила на прощанье перышки Мараха, вышла из дома и отправилась в сторону Лазарета.

antoninacrane.ru

Пост запретных удовольствий 🙂

Мне просто сейчас таааак хорошо, что необходимо где-то поделиться. Рядом никого, кроме Вани, а с Ваней не интересно, потому что, как и 80% мужчин, он не ценит мелочи, предпочитая мыслить глобально.

А я, между тем, млею. И от маленьких радостей, и от того, что разрешаю их себе сегодня.
Сделать маникюр прямо посреди рабочего дня, и все полтора часа, пока мастер пилит твои ногти, ухохатываться с глупого ромкома.
Лыбиться по-американски во все 32 зуба по делу и не по делу, замечая, что люди — даже те самые пресловутые люди на улицах — начинают неуверенно, но все же вполне дружелюбно подергивать уголками рта в ответ.
Позволить себе быть строгой училкой. Я обычно няшечка, вся такая дружочек-пирожочек, но иногда так приятно покомандовать!
Прийти в ночи домой и — к черту ПП! К черту ЗОЖ! К черту фигуру, я еще молодая, никуда (авось) не денется (на всякий случай завтра в зал). Буду жрать попкорн великаньими порциями и даже запивать это дело виски с колой. Потому что негоже пропадать хорошему Глеморанжу и, тем паче, нехорошо оставлять вторник обычным, если можно сделать праздничным.
Пойду еще найду гирлянды и обмотаю квартиру а-ля Xmas. И себя заодно, like a freak star.

До декабря не больше полутора суток, а жизнь так прекрасна.

Островное величие Стокгольма: что посмотреть за пять часов :)

Этот счастливый момент: на дворе конец августа, ты видишь в Интернете распродажу Viking Line и, не откладывая, хватаешь сразу два круиза — Хельсинки-Таллин-Хельсинки за 25 евро на двоих и Хельсинки-Стокгольм-Хельсинки за 28 евро. Красота!

И если с Эстонией все понятно, ведь оранжевая крошка Vana Tallinn рада любому путешественнику и очаровывает, даже если ты ничего о ней не знаешь, то со Стокгольмом мне пришлось поломать голову насчет маршрута. Спасибо тем, кто помог советами: однокурснице, учившейся в Швеции, и подруге друга, работающей там сейчас :))

Вводные данные: паром Viking Line прибывает в 10.00 и уже в 16.30 отходит обратно. Шесть часов — не густо для такого здоровенного города, как Тукхольма (финский вариант названия:))! Советов в интернете тьма, но большинство из них показались мне какими-то рваными и не слишком коррелировали с моими интересами.

Например, распространенная рекомендация потратить половину времени на стокгольмское метро, называемое «самой длинной картинной галереей в мире». Вроде как звучит неплохо, но на самом деле картинок из интернета хватит за глаза: на них все можно прекрасно разглядеть (даже лучше, чем в реальности, я уверена) и при этом не тратить время  и нервы на то, чтобы потолкаться среди спешащих на работу шведов. Тем более нет смысла спускаться в подземку, если вы житель Москвы: наше метро еще красивее 😉
Так что вот вам несколько симпатичных фото со станций прямо здесь. А ниже будет рассказ о выбранном нами маршруте.
Continue reading

Мои влюбленности…

Мои влюбленности не требуют наград.
Тот случай, где процесс нужней победы,
И чувство интересней во сто крат,
Чем цель — неважно кто ты, где ты —
Я эгоист, и я лелею дивный сад,
Цветущий там, внутри, на самом стыке легких,
Меня пьянит мечтаний аромат
И смелые не сказанные строки,
Меня кружит веселый звездопад
Из слишком тонких, нечитаемых намеков,
И взгляды, брошенные невпопад,
Мне любопытней, чем любви потоки.

Так что, пожалуйста, присядь и помолчи.
Любуйся небом, если нравится, закатным.
И дай мне поиграться от души
Своим же сердцем — это так приятно!

antoninacrane.ru

Маяк

Где-то там, далеко-далеко, на Фаросе, виден маяк.
Корабли, проплывая вдоль рифов, с почтеньем кивают ему;
Рыбаки улыбаются, новую сеть отправляя ко дну;
Торгаши, проходя, одобрительно цокают вверх;
Раздается звончей, чем везде, юных девушек смех.
Всякий любит маяк, маяку замечателен всяк.

Мерно дышит огонь, и чудной направляющий свет
Искажает на море пространство, дарует иные пути
Всем уставшим, всем тем, кто искал, но уже и не думал найти.
Посмотри на маяк — и утихнет душа,
И покажется ярче свеча.
Посмотри на него — и в сгустившейся тьме
Ты вдруг вспомнишь о скорой весне.
Посмотри, чтоб сейчас
Прокричала о нас
Песню чайка на высоте.
И сильнее всего в маяке восхищает одно —
Пусть он мертв и разорван в куски уже очень давно,
Маяку не до смерти. Практически шесть сотен лет,
Он, не зная покоя
Над черным прибоем,
Свернувших тропою
Сновидцев цепляет за след:
И манит и тянет,
Мечтами питая,
Свой призрачный мир и призрачный свет.

antoninacrane.ru

Когда все пропадом пойдет…

«Когда все пропадом пойдет – найди наш дом», —
Мне бесконечно, так маняще шепчут сновидения.
«Три раза обернись, спустись под холм,
Иди на звуки сказочного пения.
И не смотри назад, нет, не смотри назад.
Ты не Орфей, конечно, мы не Эвридики,
Но, как ни искажали, кто во что горазд,
Народы древние, как небо, архетипы,
Все правила работают на раз:
Шут знает правду; розы ядовиты;
У  жрицы злобный нрав и гордый лик;
Любовь рождается и умирает вмиг;
Отшельник мудр и ужасно одинок;
Герой не чует смысла между строк.
Ты тоже вписан в правила, дружок.
Судьбы не существует, но мы видим,
Как вкрадчиво и жестко подступает срок —
Ты сам его назначил своей жизнью.
Все, что ни делаешь, ведет тебя вперед.
Тропа сужается, и всякий наблюдатель
Поймет, где размотается клубок.
Скульптура оживает, пусть ваятель,
Еще не смыл с ладоней глину и песок.
И вот, ты создал нас, – так приходи», —
Бормочут грезы на исходе ночи, —
«Когда все надоест, когда сгорят мосты,
Найди наш дом. Мы ждем, мы любим тебя очень».

antoninacrane.ru

Шолох. Камень Мановений.

Мы с Дахху, вымокшие под дождем и злые, как пустынные демоны, вышли к нашему любимому камню Мановений. Уселись, пристроив мокрые попы на скользкой поверхности с максимально возможным в данных условиях комфортом, и приуныли.

Камень Мановений — наша давняя традиция. Мы приходим сюда, если надо поговорить. Не о проблемах, боже упаси, и не о каких-нибудь пошлых и счастливых переменах в наших жизнях. Все внешнее — пыль, и кому, как не нам с Дахху, знать об этом.
Все внешнее — быль и боль. Иногда — радость, замешанная на ужасе от тикающего механизма времени, иногда — надежда, блуждающим огоньком дрожащая в беззвездной темноте. Все внешнее отдавай на откуп делам и планам, работам и балам, любимым и завистникам, норовящим ухватить кусок посочнее в твоем незашторенном окне.
Для друзей же сохрани крупицу вечности, да не забудь бережно обернуть ее тряпицей из снов и загадок.

— Он говорит, что после падения видит эмоции и мысли, будто акварель, расползающуюся по листу бумаги. Их слишком много, они подвижны и наезжают одни на другие, у него кружится голова, а в людных местах подташнивает.
— Думаешь, это помешает романтическим отношениям? Малейший гнев с твоей стороны — и кавалер сбежит от греха подальше?
Continue reading

antoninacrane.ru замок пена португалия что посмотреть

Из Барселоны в Лиссабон, часть 4.

День пятый. Синтра, Мыс Рока, Эрисейра.
410 километров и примерно шесть часов. Было бы меньше, если бы не бешеные серпантины.

Утром пятого дня для нас наступил момент прощания с Лиссабоном — но не с Португалией. Путь наш лежал на запад, насколько это возможно, учитывая географическое положение страны.

Первым пунктом для посещения был город Синтра и раскинувшийся на горе неподалеку от него замок Пена. Тот самый, который многие считают современной пародией на Диснейленд и который при этом является вполне себе реальным монаршьим жилищем второй половины XIX века. Полное название достопримечательности — Паласио Да Пена.

Вообще история дворца началась еще в Средневековье. В конце 15 века на вершине холма была построена часовня, посвященная Деве Марии. Позже тут обосновался камерный монастырь всего с двумя десятками монахов. К сожалению, во время печально знаменитого лиссабонского землетрясения 1755 года здание разнесло к чертям собачьим. Осталась только одна башенка, и то покосившаяся. Зато столетие спустя, в 1838, Фердинанд II решил приобрести старый монастырь и все окружающие земли с благой целью построить летнюю резиденцию для королевской семьи.

Резиденция — загляденье! Continue reading

Катехизис улыбки: метро.

Когда все твое окружение считает тебя психованной злюкой, особенно приятно проявлять широту души с незнакомцами.
— Пожалуйста, пожалуйста, проходите, — улыбаюсь я, придерживая дверь метро (тяжеленную дверь) для какой-то дамы в возрасте.
— Ох, спасибо, — отвечает она и прошмыгивает внутрь. От теплого слова радостно на душе. Жаль, правда, что все так просто – я-то рассчитывала на классический диалог Чичикова и Манилова, каждая новая фраза которого заставляет обоих участников чувствовать себе выше и лучше остального рода человеческого…
Вслед за старушкой в мою дверь проскальзывает белокурая сверстница. «Ты-то куда лезешь, простолюдинка, » — мысленно огрызаюсь я, но тут моим нечаянным гостеприимством пользуется еще четверо случайных.
Москва в час пик – она такая. Всегда можно заполучить вакантную должность батлера, причем совершенно бесплатно и без всяких собеседований за чашечкой чая.
— Так, але, хватит! – рявкаю я в конце концов и метким пинком отправляю следующего чужака прочь от своей двери.
Его крик тонет в человеческом стаде, скопившемся вокруг вожделенного входа. Я проскакиваю в теплую утробу метрополитена, а оскорбленная нашим внезапным расставанием дверь на прощанье дает мне под зад.
На правом запястье бренчит «кармический браслет». Тот самый, который нужно проносить на одной руке в течение двадцати одного дня, сдерживая на протяжении этого времени все свои негативные эмоции. Если сорвался и наорал на кого-нибудь ненароком – изволь перевешивать. Стоит ли говорить, что моя звенелка путешествует справа-налево и обратно по пять раз на дню.
Continue reading

Из Барселоны в Лиссабон, часть 3.

День четвертый. Лиссабон.
0 километров, каждый час посвящен удовольствиям, а не дороге

Итак, впервые за путешествие у нас был полный день в городе. Проснуться и заснуть в одной и той же постели — какое роскошество!
Выспавшись как следует и закинувшись черным, как ночь, лиссабонским американо, мы отправились в район Белен, где царит монастырь Жеронимуш.

Основан он был в начале 16 столетия, в благодарность Деве Марии за успешно состоявшееся путешествие Васко да Гама (для португальцев он, вообще, Вашку). Великий мореплаватель тут и лежит, кстати.
В отделке монастыря много морских элементов, изображений экзотических растений и животных. Все это характерно для так называемого стиля мануэлино, который сформировался именно здесь в единении со стилем эпохи Возрождения и с элементами маньеризма.
Мне в монастыре больше всего понравилось его внешнее обрамление. Ярко-ярко белый, он острыми пиками пронзает синее июльское небо и дарит ощущение прохлады.

Но, стыдно признаться, куда больше, чем сам Жеронимуш, в районе Белем нас привлекала возможность схомячить знаменитые pastéis de nata — местные пирожные с заварным кремом. «Настоящий путешественник обязан попробовать город на вкус,» — оправдывала я свою поистине устрашающую тягу к этим сладостям. В итоге, быстренько оббегав монастырь туда-сюда, мы дружно ломанулись в кондитерские в поисках этих самых «пастейс».

Continue reading

Из Барселоны в Лиссабон на машине. Часть 2.

День третий. Санта-Крус-де-ла-Пуэрта — Бадахос — Лиссабон.
362 километра, примерно 3.5 часа

Проснувшись под пение пташек и энергично бьющееся в окно солнце, мы быстренько собрались и рванули прочь из деревеньки Санта-Крус. Местные жители, между тем, чуть ли не с голубыми платочками нас провожали. Чую, мы еще долго будем героями местного эпоса, хотя и не успели отличиться какими бы то ни было экстраординарными поступками.

Наша цель — Португалия! По дороге заехали в Бадахос — древний, но не очень интересный испанский город, стоящий впритык к границе. Это столица Нижней Эстремадуры, расположен на левом берегу реки Гвадиана. Как водится, над городским пейзажем доминирует торчащая Алькасаба — крепость времен мавров, горделиво устроившаяся на холме. Туристов нет, только собачники, причем в каких-то диких количествах 🙂
В равнинной части города бьются три «сердца» — площади Сан-Хосе, Эспаса и Альта, утыканные кафешками, магазинами и церквями.
Continue reading