antoninacrane

Столица служит мне, как верный пес, оберегая 
Запрятанные в центре переулки:
До самых крыш растут воспоминания; 
Однажды брошенные фразы бьются гулко.
По улицам, проспектам и бульварам
С гримасами на лицах бродят тени.
Похожи друг на друга тайным жаром,
Глазами, темными от вечного сомненья.

Привет, былые версии меня.
Спасибо — дотерпели до сегодня!
Моя удача и уверенность моя —
Заслуга только ваша, не господня.
И там, где вы сдавались, я иду.
Я знаю, куда бить, и знаю — бить не стоит,
Не стоит также быть на поводу
Пусть даже у надежных и достойных.
Не стоит врать и предавать мечты,
Не стоит гордость ставить выше доброты,
Молчать, когда не понял, и терпеть,
Когда все очевидно. Слушать лесть
И верить, что найдется добрый бог,
Который соскребет с нас грязь грехов,
Обнимет и с улыбкой пустит в свет.
Я знаю — люди есть, а бога нет.

Зато и город есть — наш дом, где свет окон
Весь в бликах освещает путь и бережет любимых.
Мой выплывший из океана Авалон,
Легко читаемая в ливнях Атлантида.
В столице можно все. Она за нас горой.
Не справившихся мягко провожает.
Но тени, что когда-то были мной
Здесь полноправные, хоть и немые, горожане.

02/07/2017

 

antoninacrane

Говорят, что любви отвратителен факт —
Однозначный в своей непреложности.
Я, скорей, по влюблённостям. С ними все так —
Меньше знаний и больше возможностей.

Пусть ты грустен и скучен, пусть зол, молчалив —
Вероятно, что все у нас сложится.
Голосую всегда за эмоций прилив,
За романтику безнадежностей.

Потому-то, наверно, история, где
Нет единого верного слова,
По итогам приводит Изольду к черте,
У которой — любовь до гроба.

Проповедую: истин развейте кумар,
Оставляйте друг другу загадки.
Пусть и глупых, но тайн сохраните отвар,
На таинственость все мы так падки!

Каждый сам по себе, каждый — что исполин!
Подошли, отошли, улыбнулись, взгрустнули.
Твои лучшие роли — когда ты один.
Замолчали, раз штиль, и обняли, коль буря.

Говорят, что любви отвратителен факт.
Так и жизни он мерзок, признаем ведь мы же?
Чем эпичнее в чем-либо чей-то бардак,
Тем к моменту Создания хомо сей ближе.

Не умею заканчивать ровно стихи,
Не умею заканчивать гладко романы.
Но раз сердце горит и алеют цветы —
Не плевать ли на эти пустые провалы?

01.07.17

antoninacrane.ru

Я — цвет морской волны. Игривый и переливающийся на свету. Я легкий и изменчивый, как сны. Я чуть прозрачный наверху, но подойди поближе — и я со смехом утяну тебя на глубину.
Я наслаждаюсь криком чаек по утрам. Я пританцовываю, если слышу ритм. Я одинаковый во всех мирах, и всякий знает, я — единственный цвет волшебства. Я пленник красоты, загадок, рифм.
Мои друзья — лиловый с желтым. Я с подозрением смотрю на синий — слишком строг! Люблю, когда путь под гору, но долог. Я пью шампанское и ненавижу грог.
Я обожаю воду, насыщаюсь ей до краю. И разливаюсь шире полотна. Я бесконечно вдохновляю тех, кого зовет мечта: художников, поэтов, ювелиров, младых душой, больных, нетерпеливых, мечтателей, искателей, ловцов.
Я не люблю систему, не вступаю в клан цветов.
Я сам с собой и с небом.
Я цвет морской волны, и где я только не был. Я вечен и свободен, знаю лик богов. Я весел и строптив. Я легок и высок.
Я одинок.

Мои влюбленности…

Мои влюбленности не требуют наград.
Тот случай, где процесс нужней победы,
И чувство интересней во сто крат,
Чем цель — неважно кто ты, где ты —
Я эгоист, и я лелею дивный сад,
Цветущий там, внутри, на самом стыке легких,
Меня пьянит мечтаний аромат
И смелые не сказанные строки,
Меня кружит веселый звездопад
Из слишком тонких, нечитаемых намеков,
И взгляды, брошенные невпопад,
Мне любопытней, чем любви потоки.

Так что, пожалуйста, присядь и помолчи.
Любуйся небом, если нравится, закатным.
И дай мне поиграться от души
Своим же сердцем — это так приятно!

antoninacrane.ru

Маяк

Где-то там, далеко-далеко, на Фаросе, виден маяк.
Корабли, проплывая вдоль рифов, с почтеньем кивают ему;
Рыбаки улыбаются, новую сеть отправляя ко дну;
Торгаши, проходя, одобрительно цокают вверх;
Раздается звончей, чем везде, юных девушек смех.
Всякий любит маяк, маяку замечателен всяк.

Мерно дышит огонь, и чудной направляющий свет
Искажает на море пространство, дарует иные пути
Всем уставшим, всем тем, кто искал, но уже и не думал найти.
Посмотри на маяк — и утихнет душа,
И покажется ярче свеча.
Посмотри на него — и в сгустившейся тьме
Ты вдруг вспомнишь о скорой весне.
Посмотри, чтоб сейчас
Прокричала о нас
Песню чайка на высоте.
И сильнее всего в маяке восхищает одно —
Пусть он мертв и разорван в куски уже очень давно,
Маяку не до смерти. Практически шесть сотен лет,
Он, не зная покоя
Над черным прибоем,
Свернувших тропою
Сновидцев цепляет за след:
И манит и тянет,
Мечтами питая,
Свой призрачный мир и призрачный свет.

antoninacrane.ru

Когда все пропадом пойдет…

«Когда все пропадом пойдет – найди наш дом», —
Мне бесконечно, так маняще шепчут сновидения.
«Три раза обернись, спустись под холм,
Иди на звуки сказочного пения.
И не смотри назад, нет, не смотри назад.
Ты не Орфей, конечно, мы не Эвридики,
Но, как ни искажали, кто во что горазд,
Народы древние, как небо, архетипы,
Все правила работают на раз:
Шут знает правду; розы ядовиты;
У  жрицы злобный нрав и гордый лик;
Любовь рождается и умирает вмиг;
Отшельник мудр и ужасно одинок;
Герой не чует смысла между строк.
Ты тоже вписан в правила, дружок.
Судьбы не существует, но мы видим,
Как вкрадчиво и жестко подступает срок —
Ты сам его назначил своей жизнью.
Все, что ни делаешь, ведет тебя вперед.
Тропа сужается, и всякий наблюдатель
Поймет, где размотается клубок.
Скульптура оживает, пусть ваятель,
Еще не смыл с ладоней глину и песок.
И вот, ты создал нас, – так приходи», —
Бормочут грезы на исходе ночи, —
«Когда все надоест, когда сгорят мосты,
Найди наш дом. Мы ждем, мы любим тебя очень».

antoninacrane.ru

***

так хочется что-то такое писать,
чтоб людям стремилось жить.
а вместо того — ох кузькина мать!
самой-то, самой-то как быть?

Антонина Журавлева

Thy

случаются ночи:
тугими витками
презлыми стихами
горят пред глазами.
скорей бы рассвет.

случаются дни:
успехи восторги
мы молоды звонки
по городу гонка.
и нет смерти нет.

случаешься ты:
как карточный домик
со свистом в ладони
ссыпается город.
вселенная — свет.

Москва, суббота, ночь…

Москва, суббота, ночь. Мы снова пьем.
Вдвоем.
На кухонном столе лежат альбомы —
Тебе и мне так одинаково, так хорошо знакомы —
Еще бы!
Наши встречи тянутся из года в год,
Одни и те же два лица, один сюжет.
«Ты пишешь?» – Да. «Ты любишь?» – Нет.
И новая бутылка в тишине идет на пробу.
Темно. Темно. Еще темней. Восход.

12/09/2015